Григорий Громов (abcdefgh) wrote,
Григорий Громов
abcdefgh

Categories:

15 октября 1963 года прямо посреди Ленинграда, на Неву приводнился Ту-124,

    на борту которого находились 44 пассажира летевших из Таллина в Москву.

                Согласно уточнению в комментах, случилось это не 15 октября, а 21 августа.

    Во время взлёта, носовая стойка шасси не до конца ушла в свою нишу под кабиной. Попытки выпустить шасси и убрать его вновь ни к чему не привели, т.к. стойку основательно заклинило. Как и положено по инструкции, командир экипажа - 27-летний Владимир Мостовой - доложил о случившемся диспетчеру. Было принято решение произвести аварийную посадку в Пулково вместо продолжения полёта до Москвы, либо возвращения в Таллин. Экипаж сменил курс и продолжал попытки справиться с поломкой, но безуспешно. Потом экспертиза выявит неисправность узла, который связывает стойку шасси с механизмом подъема. Но уже в тот момент стало ясно, что при посадке с наполовину убранным шасси самолет может повести себя непредсказуемо. Тем временем в Пулково готовились принять аварийный борт на грунтовую полосу. По тревоге были подняты пожарные расчеты, к месту посадки стягивались аварийки и скорые, пока борт нарезал круги сжигая лишнее топливо.

    На восьмом кругу выключился один из двух двигателей, хотя по приборам, горючего в баках еще оставалось достаточно. Очевидно, именно поэтому диспетчерская служба дала экипажу разрешение на экстренный проход прямо над городом, чтобы как можно скорей выйти на Пулково.

    Самолет находился над самым центром Ленинграда, когда на высоте 450 метров остановился и второй двигатель. Так обнаружилась вторая неисправность - ошибочные показания топливомеров. На часах было около 12:30 пополудни, когда экипаж Мостового видел проплывавшие внизу купол Исаакия, шпиль Адмиралтейства и Эрмитаж.

    Самолет быстро снижался, и по всем законам физики сорокатонная машина в течении пол-минуты должна была рухнуть на Невский проспект. Мостовой принял единственное возможное в тех условиях решение: попытаться сесть на Неву. Выполнив последний разворот над городом, самолёт довернул по реке и приготовился к посадке.

    Машина прошла в 90 метрах над Литейным мостом, в 40 метрах над высокими металлическими фермами Большеохтинского. Мост Александра Невского еще не был построен, но впереди был еще Финляндский - железнодорожный. Когда вдруг, экипаж увидел идущий по Неве буксир, над которым еле удалось пройти в нескольких метрах. В следующий миг Ту-124, подняв стену брызг, лёг на невскую гладь и остановившись закачался на волнах. Ни один из пассажиров не получил даже царапины.

    Команда буксира, на который чуть не сел лайнер, уже спешила на помощь. Кое-как пришвартовавшись к самолёту, речники принимали на борт пассажиров и экипаж.

    Отказ обоих двигателей, падение и посадка на Неву - все произошло настолько быстро, что пассажиры даже не успели осознать весь ужас того, что могло случиться. Шок наступил уже на берегу, когда люди увидели медленно оседающий в воду самолет.

    Вскоре приехали машины "скорой помощи", прилетело на вертолете какое-то аэрофлотовское начальство, милиционеры принялись разгонять фотографов-любителей. Тогда все в нашей стране было секретно, в том числе и аварии пассажирских самолетов.

    Потом по Ленинграду поползли слухи, что летчиков будут судить - за то, что создали угрозу городу и жизням тысяч людей. Но в конце концов где-то наверху решили, что виноваты не лётчики, а начальство, допустившее пассажирский самолет в воздушное пространство над центром Ленинграда, и историю благополучно замяли.

    http://hectop.livejournal.com/331629.html


Хотел только несколько деталей из тех что сохранилсь в памяти добавить. Вроде бы ничего не "замяли" в той истории - про неё писали во всех газетах - а летчик Мостовой был награжден орденом (не помню правда каким именно).

Самолет сел на воду так чисто что совсем не был поврежден, однако при попытке к нему пришвартоваться - чтобы оказать помощь пассажирам - буксир о котором выше поминалось повредил фюзеляж и эвакуация пассажиров потому шла поспешно, так как вода начала поступать в самолет через пробоину. Во всем остальном инцидент тот прошел на редкость удачно.

tu-124 1963

Летчик проявил совершенно по-видимому до того миру неизвестное мастерство пилотирования сопоставимого типа тяжелой машины в режиме ... планера - с выключенными двигателями.
_______

Еще о том же рассказывают чуть иначе - по деталям происшествия иначе а не по его сути - в двух версиях:

    Была даже передача по ТВ "Как это было". Вкратце:

    У Ту-104 не вышла передняя нога шасси, он стал по инструкции вырабатывать топливо, бортпроводники тем временем таскали багаж и все что можно - разгружали нос.
    По неустановленной причине экипаж проморгал сигнализатор "аварийный остаток топлива" и прожорливые движки встали в воздухе.

    "Командир, только Нева спасет нас!" - якобы сказал кто-то из экипажа, и машина была направлена вниз, в аккурат на Неву. В запарке шасси забыли убрать, и, ломаясь, они ощутимо погасили скорость, в итоге не дав самолету на пробеге (хотя правильнее, наверное, будет "проплыве") возможность успеть остановиться до моста...

    Проплывавший в это время неподалеку буксир с баржей стараниями быстро сориентировавшемуся капитану подвел баржу под крыло, нород с самолетика перелез на нее, сам самолет пришвартовали к барже за разбитое по этому случаю остекление штурманской кабины и успели дотянуть до мелководья прежде, чем он успел благополучно затонуть.

    Случай сей вошел в анналы истории, как единственный случай приводнения без жертв. Тем не менее, его изучают в летных училищах, школах бортпроводников во всем летающем мире, и это уже многим спасло жизнь (далее следуют сюжеты, заканчивающиеся падением малоуправляемого самолета в воду, после чего, тем не менее, немалая доля из находящихся на борту людей остается в живых).
    К сожалению, ни номер борта, ни иная информация у меня не сохранилась за давностью времен.
    С уважением, Алексей (автор сего краткого изложения)


Cледующая версия - приводится в том жде посту форума: http://aviation-safety.net/database/record.php?id=19630821-2
и практически совпадает с первой из вышеприведенных:

    Этот день, 15 октября 1963 года, мог навсегда остаться одной из самых черных дат в истории Ленинграда. С полукилометровой высоты на центр города падал новенький Ту-124, на борту которого находились 44 пассажира:

    Взлет прошел нормально. Машина уверенно оторвалась от бетонной дорожки и стала набирать высоту. Где-то внизу остался Таллин, впереди была Москва.

    И тут сквозь грохот двигателей явственно послышался глухой удар в носовой части корабля. Прибор показывал, что переднее шасси не до конца ушло в гондолу. Все попытки выпустить шасси и убрать его вновь ни к чему не привели. Стойку заклинило. Как и положено по инструкции, командир экипажа 27-летний Владимир Мостовой немедленно доложил о случившемся диспетчеру.

    "Земля" приказала лететь не в Москву, а в Ленинград. Экипаж сменил курс и продолжал раз за разом упорные попытки справиться с поломкой, но безуспешно. Потом экспертиза выявит неисправность узла, который связывает стойку шасси с механизмом подъема. Но уже в тот момент было ясно: при посадке с наполовину убранным шасси самолет наверняка клюнет носом, а затем неминуемо перевернется.

    ТЕМ ВРЕМЕНЕМ В ЛЕНИНГРАДЕ готовились принять аварийный борт на грунтовую полосу. По тревоге были подняты пожарные расчеты, к месту посадки стягивались машины "скорой помощи" и спецтехника.

    Экипаж вышел на аэропорт Пулково и по команде с земли принялся огибать город по большой дуге: один круг, второй, третий: Надо было израсходовать максимум горючего, чтобы садиться уже на последних каплях. Тогда при возможном ударе удастся избежать пожара. Каждые четверть часа самолет показывался над летным полем и вновь уходил.

    На восьмом круге один из двух двигателей внезапно чихнул и умолк. Судя по показаниям датчика, горючего в баках еще оставалось достаточно. Очевидно, именно поэтому диспетчерская служба дала экипажу разрешение на экстренный проход по прямой, через город, чтобы как можно быстрей оказаться над посадочной полосой аэропорта Пулково.

    Самолет находился над самым центром Ленинграда, когда на высоте 450 метров остановился и второй двигатель. Так обнаружилась вторая неисправность - ошибочные показания приборов, фиксирующих наличие топлива. Мостовой оторвал взгляд от панели приборов: внизу проплывали купол Исаакия, шпиль Адмиралтейства, Зимний дворец:

    Часы показывали 12.30 пополудни. Самолет, быстро теряя высоту, падал вниз. По всем законам аэродинамики сорокатонная махина через 14 секунд должна была рухнуть на Невский проспект.

    Но провидение хранило северную столицу. Командир корабля мгновенно принял единственно возможное в тех условиях решение: во что бы то ни стало попытаться сесть на Неву! Авиалайнер уже почти не слушался рулей, но Мостовой, выполнив немыслимый вираж, каким-то чудом все же сумел повернуть к реке и выровнять машину.

    Запас высоты таял с каждой секундой. Город, его жители и архитектурные шедевры теперь были вне опасности, но еще надо было спасти около полусотни пассажиров.

    Над Литейным мостом пронеслись в 90 метрах от воды, над высокими металлическими фермами Большеохтинского - в 40: К счастью, мост Александра Невского еще не был построен. Но впереди был еще один - Финляндский, железнодорожный. Мостовой (мистика: фамилия командира корабля совпадала с названием главной опасности) изо всех сил тянул штурвал на себя, пытаясь хоть на доли секунды удержать машину в воздухе.

    И вдруг он увидел идущий по Неве буксир. Второй пилот тоже ухватился за штурвал. Это был тот "последний дюйм", на который смогла приподняться безжизненная машина, пропустив под собой буксир. В следующий миг Ту-124, вздымая каскады брызг, вспорол невскую гладь и закачался на волнах.

    Стюардессы кинулись в салон - как там пассажиры? Ни один не получил даже царапины.

    КОМАНДА БУКСИРА, КОТОРЫЙ ЕЩЕ несколько минут назад чуть не был разнесен в щепки падающим самолетом, уже спешила на помощь. Кое-как пришвартовавшись к авиалайнеру, речники принимали на борт пассажиров и экипаж.

    Тем временем на берегу собиралась толпа ленинградцев. Среди них оказался и я, поскольку жил совсем неподалеку. Я видел, как люди без малейшей паники выходили на берег, некоторые женщины снимали туфли, боясь их замочить. Отказ обоих двигателей, падение и посадка на Неву - все произошло настолько быстро, что пассажиры даже не успели осознать весь ужас того, что могло случиться. Шок наступил уже на берегу, когда люди увидели медленно оседающий в воду самолет.

    Вскоре приехали машины "скорой помощи", прилетело на вертолете какое-то аэрофлотовское начальство: Невесть откуда взявшиеся милиционеры принялись разгонять тех, кто хотел сфотографировать Ту, плавающий посередине Невы. Тогда все в нашей стране было секретно, в том числе и аварии пассажирских самолетов. Но я успел сделать несколько снимков, и теперь один из них перед вами. (Снимка там нет - mosquit)

    :Потом по Ленинграду поползли слухи, что летчиков будут судить - за то, что создали угрозу городу и жизням тысяч людей; спустя много лет я узнал, что слухи эти были обоснованы. Но в конце концов где-то наверху, видимо, решили, что виной всему не сами летчики, а начальство, допустившее пассажирский самолет в воздушное пространство над центром Ленинграда, и всю эту историю благополучно замяли.

    око: Министр ГВФ сказал:Наказывать не будем,но и награждать не будем!(Дословно)
    http://www.avia.ru/cgi/discshow.cgi?id=12328986830 32492674061070031036&topiccount=57
    На авиафоруме пишут, что в статье много художественных преувеличений, но в целом всё верно.

See also: http://aviation-safety.net/database/record.php?id=19630821-2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments