Григорий Громов (abcdefgh) wrote,
Григорий Громов
abcdefgh

Category:

" ... не разглядеть"

        Живые питают к живым непочтенье -
        что может живой, те же щи да рагу...
        (c)


Навеяно тредом о том у avva.

На меня когда-то сильное впечатление в ряду цитируемых avva текстов произвело письмо одно с вполне себе разумных современников Пушкина, из числа его приятелей добрых в гвардии, к своему товарищу. Он там вскользь коснулся разговоров в столице о поэзии и горячо при том хвалил кого-то (не запомнил, к сожалению, имя) из видимо наиболее модных тогда стихотворцев. Потом добавил, что этот поэт пишет "умные стихи, в отличии от того, что считает поэзией наш добрый друг Пушкин"...

По-видимому, и вобще, кроме царя и Беккендорфа, мало кто тогда в свете понимали, чем от иных заметно отличается - из букета других имен в поэзии того времени - Пушкин. Если же читать подряд полный том переписки в треугольнике: "Пушкин - царь - Беккендорф", с бесконечными проблемами (финансовыми и многочисленными иными самыми разными ), которые поэт регулярно и казалось что вовсе уже и независимо от их природы всего дишь переадресовывал своим безропотным покровителям - и почти всегда находил у них всепонимание и милостивое разрешение очередной своей проблемы - то и впечатление от того складывается, что без высочайшего зонта этого, все те бесконечные у Пушкина сплошной чередой многие годы накатывавшие проблемы, съели б его еще задолго до Чорной речки. Смог ли бы писать и вообще не понятно. То есть без высоких покровителей поэтов в то время наверное и быть не могло.

Был ли он от того придворным поэтом - наверное нет. Никто ему ничего не навязывал. Царь ведь его от цензуры даже освободил личным распоряжением (сам, чтоюы не ломать системы в целом, сообщил что его "цензурировать" будет). Многосторонне интересная ситуация и далеко не слитературной только лишь точки зрения. Личности масштаба Пушкина в свободном пространстве реальной жисти творить, а по сути и жить ведь тоже, долго не могут. Что им удается итоге сделать - оставить в библиотеке пионерам и школьникам будущим - прямая функция степени их понимания и соответственно надежности оранжерейной изоляции от естественных "турбулентностей атмосферы" со стороны сильных того мира, в котором живут. Не увидел бы царь будущее Пушкина величие, не трудно прикинуть что с полного собрания сочинений от той "ошибки распознования" б осталось. Если и вообще.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments