Григорий Громов (abcdefgh) wrote,
Григорий Громов
abcdefgh

Омар Брэдли

записал как-то в своем фронтовом дневнике эпизод, который иллюстрирует многими в нормальных условиях жизни трудно понимаемый факт, о том какие реальные масштабы опасности несет в себе иллюзия безопасности, или наверное точнее будет сказать, что ложное ощущение безопасности.

Генерал Омар Бредли, был избран Д. Эйзенхауэром к началу высадки союзников в Нормандию в 1944 - среди множества кандидатур - на пост командующего 1-ой американской армии. То есть ему было доверено Главкомом командовать американским контингентом вторжения. С началом регулярных сражений уже внутри континента европейского Бредли обратил внимание на недопустимо он полагал что выскокие потери среди офицеров в том числе и в период между сражений. В результате анализа многих факторов, которые могли бы хоть что-то пояснить в той ситуации, он издал приказ, которым запретил своим офицерам передвигаться в прифронтовой зоне - то есть в зоне досягаемости охоты на них артиллеристов противника - в джипах ... с брезентовым верхом. То есть обычный джип в обычной его обшивки комплектации был по его мнению среди первых по важности причин тех ""необязательных" потерь.

Согласно его приказу, независимо от погоды, вся офицерская та машина должна быть полностью открытой. Потери среди ему подчиненных офицеров тут же резко упали. Это случилось не потому, как то сначала пытались объяснить некоторые умники в его штабе, что дескать стал лучше обзор - оказалось легко ему показать сомневающимся, что на водительский обзор то почти никак не повлияло - а совсем по иной причине. Причина была психологического - и только - свойства. Именно она и оказалось основной.

Исчезло ложное ощущение "закрытости" - пропала иллюзия защищенности, которая невольно сохранялась в закрытом пространстве такой машины. Как оказалось, тот вроде бы и самоочевидный факт, что осколки, камни и пр. продукты разрыва снарядов, которыми лупил по ним противник, легко секут "броню брезента", человек воспринимает только умом, но не глубже. А это, кроме прочего, значит что в критической ситуации и характер маршрута движения в обстреливаемом поле и траектория уклонения от разрывов выбирается не всегда самым рациональным образом. Полностью открытая машина не оставляет таких опасно теневых зон в подкорке и статистически то немедленно оказалось впрямую считаемым через итогово по армии разницу тех потерь.

Ну и что? - спросил коллега, глянув на текст этот поверх плеча на моем мониторе. Как то есть что? Любопытный сам по себе - исторически не столь при чем известный - факт, полагаю. Вот и прописал тут. Чем тебе и что тут собственно не нравится?

Он отошел, потом по какому то поводу - или без него - опять вернулся. Встал рядом, помялся и наконец выпалил: то есть оно конечно, но ... где тут у тебя про Израиль на этот раз не въеду никак? Ты же все равно - о чем бы не писал - потом окажется, что к к ситуации на БВ клонишь. Так или нет?

Эт верна. С тех пор как вернулся весной 1995 из Израиля, куда ездил по ровно в сущности и тому же самому, но тока уже совсем личному поводу - как правило, стал о том заметно больше писать. Это так. Да и связь с теми наблюдениями Бредли тоже для обсуждаемой ситуации скажем так беспечного поведения евреев диаспоры - "защищенных", как то многие с них полагают, от арафатовских взрывов морями и океанами, в сам деле видимо прозрачная. Но и не в том дело. Глубже суть. Однако сформулировать ее так, чтобы не только в целом тренд общий но и поэлементно понятно оно стало - самому себе, то есть, но уже на вербальном уровне - пока не получается. Может быть потом. Распогодится
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments