Григорий Громов (abcdefgh) wrote,
Григорий Громов
abcdefgh

Франция легла, но кажется не все страны Европы следут ее примеру.

Голландия, к примеру, пытается сопротивляться:

Dutch Death By Alexis Amory
FrontPageMagazine.com, November 9, 2004

Theo Van Gogh was an equal opportunity offender. During his 25 years working in the media, he had been fired from every job he had ever held for offensive comments about people and groups. The cactus he often handed guests as a “thank you” for appearing on his TV talk show was a pointed reminder of his prickly character.

Westerners routinely dismiss insults with a shrug, a response in kind, a witty putdown or pursuit in a civil court, depending on how angry they are. Insults to Islam, as we know, attract the death penalty – without recourse to a court.

Van Gogh, who was opposed to the large numbers of Islamic immigrants who had been allowed into his small country of 16 million and had distorted its traditional liberalism and tolerance with its agenda of jihad, had collaborated with Somali-born Aayan Hirsi Ali, a member of the Dutch parliament and under 24-hour a day police protection, in making a short film. Submission was an illustration of Islamic mistreatment of women.

As we know, Van Gogh was shot several times as he cycled along a busy boulevard in broad daylight in Amsterdam. When he fell, mortally wounded, the murderer crouched over him, calmly slit his throat and then plunged two knives into deep into his chest, one of them with a note attached.
http://www.frontpagemag.com/Articles/ReadArticle.asp?ID=15877


Перевод Вадима Черновецкого, 11-11-2004:
    Нетерпимые голландцы

    Тео ван Гог хамил всем подряд. За 25 лет работы в СМИ он вылетал с каждой работы, куда он когда-либо нанимался, за оскорбительные замечания о людях и группах. Кактус, который он вручал гостям в знак благодарности за появление в его телепередачах, был подчеркнутым напоминанием о его колючем характере.

    Жители Запада отвечают на оскорбление пожатием плеч, симметричным оскорблением, остроумным хамством или подачей иска в гражданский суд – в зависимости от того, насколько их разозлили. Оскорбления в адрес ислама, как мы знаем, караются только смертью – без обращения в какой-либо суд.

    Тео ван Гог противостоял огромному числу исламских иммигрантов. Они были пущены в его маленькую страну, где проживает всего 16 миллионов человек. Они извратили ее традиционный либерализм и терпимость своей пропагандой джихада. В борьбе с ними он сотрудничал с Ааян Хирси Али. Последняя родилась в Сомали, а позже стала членом голландского парламента. Круглые сутки ван Гога защищала полиция. Он снимал короткометражный фильм. "Подчинение" стало иллюстрацией к издевательству над женщинами в исламском мире.

    Как мы знаем, в ван Гога было выпущено несколько пуль, когда он среди бела дня ехал на велосипеде по оживленному бульвару в Амстердаме. Когда он упал, смертельно раненный, убийца склонился над ним, спокойно перерезал ему горло и глубоко вонзил два ножа ему в грудь. К одному из них он прикрепил записку.

    ... Сначала казалось, что голландское правительство собирается повторить свою реакцию на убийство яркого миллионера-гомосексуалиста Пима Фортуйна, имевшее место два года назад. Он был основателем политической партии, которая призывала к введению запрета на дальнейшее переселение мусульман в Голландию. В тот раз правительство проявило замороженное хладнокровие кролика, попавшего в ослепительный свет фар. На этот раз правительство сначала трусливо отказалось подтвердить, что убийцей был мусульманин. И это притом, что десятки свидетелей под присягой заявили, что убийца был одет в марокканское платье джебалла. И даже притом, что полиция ранила убийцу в ноги и уже посадила в КПЗ. Правительство говорило, что оно не хотело бы "делать преждевременных выводов".

    Как бы то ни было, в голландском обществе поднялось негодование. Тогда правительство начало понемногу выходить из своей кататонии. Один из голландских вице-премьеров признал: "Подъем радикального ислама оказался более значительным, чем мы думали". Министр по делам иммиграции Рита Вердонк, в свою очередь, отметила: "С нашей стороны было наивностью считать, что эти люди способны на мирное сосуществование с нами".

    Один голландец по этому поводу сказал:

    – Люди здесь давно уже проснулись и всё поняли. Спало и не хотело просыпаться только наше правительство.

    А теперь кажется, что с голландским правительством случилось то же самое, что и со спящей красавицей. Его разбудил поцелуй смерти. И глубокий смертный ступор, в который вошло большинство европейских правительств, в том числе английское и голландское, мало-помалу рассеивается – по крайней мере, в Голландии. Двое других членов парламента уже были помещены под круглосуточную охрану полиции. Один из них был даже помещен в предупредительное заключение. Хирси Али уже не первый месяц живет в окружении правительственных телохранителей 24 часа в сутки. И это в стране, где королева Беатрикс каких-то несколько лет назад частенько каталась на велосипеде по улицам Амстердама безо всякой охраны.

    warandpeace/ter ror/today/13247/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments