April 29th, 2007

abcdefgh

Теория и практика "информационной войны"

- академический отчет "School of Government" Гарвардского Университета об итогах исследования текущего состояния методов и средств информационной войны.

harvard info-wars

Based on content analysis of global media and interviews with many diplomats and journalists, this paper describes the trajectory of the media from objective observer to fiery advocate, becoming in fact a weapon of modern warfare.

Исследование выполнено методами контент анализа сообщений мировых СМИ и интервью с ведущими дипломатами и журналистами.

Показано как именно - какими механизмами - достигалось изменение позиции журналистов из нейтральных наблюдателей в активных сторонников только одной [арабской] из двух сторон конфликта, и таким образом превращения СМИ в один из высокоэффективных родов оружия современной войны.

The paper also shows how an open society, Israel, is victimized by its own openness and how a closed sect, Hezbollah, can retain almost total control of the daily message of journalism and propaganda.

В отчете показано, почему и как именно открытое общество каким является государство Израиль заведомо проигрывает информацилонную войну закрытой секте, которой является Хезбола, благодаря чему эта самая Хезбола может приобретать в таких ситуациях практически полный контроль над содержанием текущих сообщений журналистов с места боевых действии, превращая их в орудие своей пропаганды.

The Media as a Weapon in Asymmetrical Conflict:

The Israeli-Hezbollah War of 2006

By Marvin Kalb, Working Paper Number:RWP07-012 Submitted: 02/28/2007

via olegs

_____

Текст отчета по итогам выполненных в Гарварде исследований доступен по вышеприведенной ссылке. Он предлагается в PDF формате, а потому для тех, кому почему-либо читать его таким образом покажэется не свосем удобным, ниже предлагаются его некоторые - заключительные - разделы в текстовом формате.

... Scholars say that if the media had the technology during World War II to show photos and videotape of Allied bombing attacks on German and Japanese civilians, and to hear their tales of woe on 24/7 cable news programs, the morality of the war (though unlikely the outcome) would have been significantly different.

Исследователи обсуждаемого явления предлагают читателям данного отчета вообразить как - в какую именно сторону и до какой степени - изменился бы моральный дух союзных стран, боровшихся против Германии и Японии в период WW2, если бы населению Британии, Канады и Америки денно и нощно - 24/7 cable news programs - показывали фотографии и видеозаписи жертв и разрушений, которые имели место в ходе той войны среди мирных жителей городов Германии и Японии ...

Conclusion

Collapse ) Here the Israelis suffered from the openness of their democratic society. They succumbed to the public pressures of live 24/7 coverage. They couldn’t keep a secret.

Hezbollah, on the other hand, controlled its message with an iron grip. It had one spokesman and no leaks.

Hezbollah did not have to respond to criticism from bloggers, and it could always count on unashamedly sympathetic Arab reporters to blast Israel for its “disproportionate” military attack against Lebanon.

Nik Gowing, a respected BBC World anchor, warned at a recent Harvard conference that the “new asymmetric information—the new level of accountability and public perceptions in a time of crisis” exposed “the vulnerability of traditional institutions of power and influence.”74

Israel, in this context, was the “traditional institution,” made suddenly “vulnerable” by the flow of “asymmetric information.” Gowing gave an example of how “in a time of crisis and tension, public perceptions can be created by the new media matrix.”

During the war, even though Israel still had military censorship, technically, “you could be up there on the northern border [of Israel] filming, uplinking live war: live war of soldiers moving into south Lebanon, live war of anti-tank missiles immobilizing Merkava tanks.” Such reporting, common on the Israeli side of the war, had “a fundamental impact on the reputation and the image and the fear factor created by the IDF.”

The bloggers helped spread the impression of Israeli “vulnerability.” Gowing said “it was the bloggers and the calls to radio stations, which were highlighting the vulnerability of the Israeli defense forces.”

Collapse )

During the Lebanon War, for example, the bloggers had more influence over the flow of the story than they had had during any other war. Ravi Nessman, the senior Jerusalem correspondent of the Associated Press, thought the influence of the bloggers, especially in the United States, was “unprecedented.”75

When the bloggers [in the U.S.] discovered that photographs had been doctored, “the credibility of the bloggers…skyrocketed and our credibility plummeted.” Nessman added, “After that everything that we did was suspect. And that makes it very difficult to cover a war, to have honest people who are trying, who are not doctoring photographs, who are not taking one side or the other, but who are trying to present the truth of what is going on there, and have everything we say be examined, which is fair, but basically be questioned as a lie, and starting with that premise that the media is lying.”

The Lebanon War produced a bumper crop of stories both good and bad, growing out of a new kind of asymmetrical warfare waged by a state on the one side and a religious, nationalistic guerrilla force on the other side. Will Israel seek to change the ground rules for coverage of the next war?

And even if the effort were made, could it succeed? In an open society, ground rules may be announced, but they are not likely to be observed or enforced. During the 2006 summertime war in the Middle East, it was Israel versus Hezbollah, led by the charismatic Hassan Nasrallah, and because Israel did not win the war, it is judged to have lost.

In Iraq, in the not too distant future, it may well be the United States versus the Mahdi Army, led by the equally charismatic Sheik Moqtada al-Sadr. The challenge for responsible journalists covering asymmetrical warfare, especially in this age of the Internet, is new, awesome and frightening.
____
Update - по обыкновению переношу в апдейт к основному сообщению те диалоги из комментов которые: 1)точно соответствуют теме сообщения; 2) поясняют и дополняют его основную мысль:

Как и многие молодые люди, Вы, по-видимому, просто не в курсе истории недавних десятилетий. Только поймите пожалуйста правильно - нет в том никому упрека никакого.

Абсолютно нет в том никакой Вашей или чьей-либо еще вины. Не могло быть иначе. Так уж случилось на одном из виражей истории, что атлантида цивилизации по имени "СССР" ушла под воду забвения практически мгновенно - по меркам истории "в секунд" - и не оставив после себя по сути никаких следов для памяти следующих уже затем "постперестроечных" поколений.

Отсюда и невероятное совершенно обилие самых нелепых мифов к тому времени относящихся, которые нынче выдумывают в меру свое фантазии каждый кому не лень или почему-либо если вдруг к слову потребуется.

К примеру, вы по-видимому просто не знаете в том числе и того факта, что почти никогда СССР никаких сколько-то серьезных "инфомационных войн" не проигрывал, а наоборот почти всегда находился в ситуации очередной успешной инф-атаки.

И наоброт - за редким ислючением - почти всегда Америка периода "холодной войны" находилась в состоянии глухой а потому уже и безнадежной в пропагандистском отношении обороны.

Случаев поражения совесткой машины пропаганды в той же "холодной войне" к примеру можно пересчитать по пальцам - "корейский самолет", афганское вторжение и ... наверное что-то упусустил из еще каких проколов но заведомо их было не так много - да и масштабы их были несопоставимы с выигранными в окопах инф-войн тех же лет битвами:
  • разложение практически полное изнутри "тыла американских войск", сражавшихся во Вьтнаме,
  • постоянно нараставший градус антиаериканизма практически во всех странах НАТО;
  • возлавляемое Кастро всемирное "движение неприсодинившихся стран";
  • "движение за мир во всем мире";
  • и пр.
По сути все идеологические и политические сражения - во всяком случае в сфере международной политики - СССР регулярно выигрывал у Америки в ходе десятилетий "холодной войны".

Глубокие раны от тех поражений Америка все еще по сю пору не залечила полностью а некоторые из них и вновь нарывают - при чем самым злокачественным образом - в тех же самых кампусах университетских, к примеру, да и много где еще.

Как "свет погасшей звезды" по сю пору работает в Америке влияние советской пропаганды. Каторое при чем уже десятилетие работает - практически не ослабевая - после падения СССР.
abcdefgh

Израильский пилот сажает F-15 на ... одном крыле.


Сюжет этого видео напомнил песню - военных лет шлягер:
На честном слове и одном крыле (Бомбардировщики) Д.Макью
            Мы летим ковыляем во мгле,
            Мы к родной подлетаем земле
            Бак пробит, хвост горит и машина летит
            На честном слове и на одном крыле ...

            Coming in on a wing and the prayer
            Coming in on a wing and the prayer
            With our one motor gone
            We can still carry on
            Coming in on a wing and the prayer

Можно послушать эту песню: "Бомбардировщики" - эпохи WW2
- в исполнении Леонида и Эдит Утесовых.
abcdefgh

15 октября 1963 года прямо посреди Ленинграда, на Неву приводнился Ту-124,

    на борту которого находились 44 пассажира летевших из Таллина в Москву.

                Согласно уточнению в комментах, случилось это не 15 октября, а 21 августа.

    Во время взлёта, носовая стойка шасси не до конца ушла в свою нишу под кабиной. Попытки выпустить шасси и убрать его вновь ни к чему не привели, т.к. стойку основательно заклинило. Как и положено по инструкции, командир экипажа - 27-летний Владимир Мостовой - доложил о случившемся диспетчеру. Было принято решение произвести аварийную посадку в Пулково вместо продолжения полёта до Москвы, либо возвращения в Таллин. Экипаж сменил курс и продолжал попытки справиться с поломкой, но безуспешно. Потом экспертиза выявит неисправность узла, который связывает стойку шасси с механизмом подъема. Но уже в тот момент стало ясно, что при посадке с наполовину убранным шасси самолет может повести себя непредсказуемо. Тем временем в Пулково готовились принять аварийный борт на грунтовую полосу. По тревоге были подняты пожарные расчеты, к месту посадки стягивались аварийки и скорые, пока борт нарезал круги сжигая лишнее топливо.

    На восьмом кругу выключился один из двух двигателей, хотя по приборам, горючего в баках еще оставалось достаточно. Очевидно, именно поэтому диспетчерская служба дала экипажу разрешение на экстренный проход прямо над городом, чтобы как можно скорей выйти на Пулково.

    Самолет находился над самым центром Ленинграда, когда на высоте 450 метров остановился и второй двигатель. Так обнаружилась вторая неисправность - ошибочные показания топливомеров. На часах было около 12:30 пополудни, когда экипаж Мостового видел проплывавшие внизу купол Исаакия, шпиль Адмиралтейства и Эрмитаж.

    Самолет быстро снижался, и по всем законам физики сорокатонная машина в течении пол-минуты должна была рухнуть на Невский проспект. Мостовой принял единственное возможное в тех условиях решение: попытаться сесть на Неву. Выполнив последний разворот над городом, самолёт довернул по реке и приготовился к посадке.

    Машина прошла в 90 метрах над Литейным мостом, в 40 метрах над высокими металлическими фермами Большеохтинского. Мост Александра Невского еще не был построен, но впереди был еще Финляндский - железнодорожный. Когда вдруг, экипаж увидел идущий по Неве буксир, над которым еле удалось пройти в нескольких метрах. В следующий миг Ту-124, подняв стену брызг, лёг на невскую гладь и остановившись закачался на волнах. Ни один из пассажиров не получил даже царапины.

    Команда буксира, на который чуть не сел лайнер, уже спешила на помощь. Кое-как пришвартовавшись к самолёту, речники принимали на борт пассажиров и экипаж.

    Отказ обоих двигателей, падение и посадка на Неву - все произошло настолько быстро, что пассажиры даже не успели осознать весь ужас того, что могло случиться. Шок наступил уже на берегу, когда люди увидели медленно оседающий в воду самолет.

    Вскоре приехали машины "скорой помощи", прилетело на вертолете какое-то аэрофлотовское начальство, милиционеры принялись разгонять фотографов-любителей. Тогда все в нашей стране было секретно, в том числе и аварии пассажирских самолетов.

    Потом по Ленинграду поползли слухи, что летчиков будут судить - за то, что создали угрозу городу и жизням тысяч людей. Но в конце концов где-то наверху решили, что виноваты не лётчики, а начальство, допустившее пассажирский самолет в воздушное пространство над центром Ленинграда, и историю благополучно замяли.

    http://hectop.livejournal.com/331629.html


Хотел только несколько деталей из тех что сохранилсь в памяти добавить. Вроде бы ничего не "замяли" в той истории - про неё писали во всех газетах - а летчик Мостовой был награжден орденом (не помню правда каким именно).

Самолет сел на воду так чисто что совсем не был поврежден, однако при попытке к нему пришвартоваться - чтобы оказать помощь пассажирам - буксир о котором выше поминалось повредил фюзеляж и эвакуация пассажиров потому шла поспешно, так как вода начала поступать в самолет через пробоину. Во всем остальном инцидент тот прошел на редкость удачно.

tu-124 1963

Летчик проявил совершенно по-видимому до того миру неизвестное мастерство пилотирования сопоставимого типа тяжелой машины в режиме ... планера - с выключенными двигателями.
_______

Еще о том же рассказывают чуть иначе - по деталям происшествия иначе а не по его сути - в двух версиях: Collapse )