Григорий Громов (abcdefgh) wrote,
Григорий Громов
abcdefgh

Categories:

"Близость к телу"

великого человека, властителя и т.д. - особенно, если это оказывается длительная близость - предполагается, что каким-то образом но все-таки видоизменяет "приближенного". Об этом говорил один из самых видимо популярных в жж практикующих философов в подзамочном посту, а потому до его разрешения не могу дать ссылки.

Разговор в том дневнике шел про политических советников, которых длительноt общение с вождем иногда может испортить иллюзиями - а чем я хуже, это же я ему советую а не наоброт... и попытается он, если не устоит от такго соблазны, начать и свою игру со временем тоже. Понятно, чем такое кончается обычно.

Но мне тот фрагмент (вообще говоря совсем не о том длиного треда) напомнил про Маковецкого - домашнего доктора Льва Толстого. Он был с ним около десяти - если и не более - последних лет жизни, и потом оставался еще годы в Ясной Поляне, поомгал семье писателя и все это время вел дневник. Мало довелось в жизни прочитать более интересных книг, чем те тома его записок. По сути во многом это было живое - неискаженное мемуарным поздне переосмысливанием, а в реальном времени - течение времени и событий первого кризисного периода - с начала века до тех предреволюционных событий в Ясной Поляне, когда уже Софья Андреевна без графа сама вела переговоры с властями, не вызвать ли стражников потому как мужики как-то недобро смотрят и вообще...

Каждый день того периода начала века и заката Империи в разговорах Толстого с гостями из столиц, из-за рубежа, своими взрослыми детьми, кем-то из бесконечной к нему всегда вереницы поклонников со всего мира.

Мне к примеру это было может быть особенно интересно читать, потмоу что сам-то родился очень поздно у отца, а он себя ясно осознавал - во всяком случае связно рассказывал обо всех того времени событиях которые сам видел - в основном с момента, как призвали его в армию с началом 1-ой мировой. То есть, это были для меня те дополнительные - недостающие - 15 лет от начала века, про которые у отца не мог бы распросить. С Маковецким же дневников записями получалось что знаю все из едва ли и не с "первых рук" за весь тот век - без единого в нем перерыва - полный вековой цикл всех событий.

Так вот - возвращаясь к исходному ключу вопроса - тональность тех записей никак не давала повода предполагать, что доктор Маковецкий как-то менялся сам по причине длительной вовлеченности во все решительно слои жизни семьи, деловых, политических и иных контактов Толстого. Так что обсуждаемое влияние не всегда видимо имеет место - бывают и "крепкие орешки" и очень похоже было что Маковецкий из тех оказался. Степень вовлеченности во все стороны жизни Ясной Поляны видимо в его случае не влияла на однажды и навсегда избранную им дистанцию личной отстраненности и роль только лишь доктора и летописца.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments