Григорий Громов (abcdefgh) wrote,
Григорий Громов
abcdefgh

Categories:

Еще об операции в Энтебе

- некоторые подробности рассказывал по телевизору один из офицеров израильских, кто тогда участвовал в ее планировании. Нынче он, как то понял из телепередачи, давно на пенсии и потому иногда выступает с лекциями в том числе и в Америке.

Когда уже все было готово к вылету самолета со спецназом в Уганду, они доложили премьер-министру и он сказал, что собирает кабинет, чтобы получить формальную санкцию. Люди уже были на летном поле, так как все полагали, что эта формальность займет от силу минут 15. Так видимо и было бы, но один из министров задал вопроос присутствовавшему там руководителб операции, сколько по его мнению следует ожидать окажется жертв. Его ответ - "простите, не знаю ...", - возбудил дискуссию среди министров, кторая продолжалась в итоге около 3 часов.

После того, как прошло четверть часа и стало понятно, что длительность дискуссии в кабинете министров никто предсказать не может, руководитель операции предложил министру обороны - "летим, а если чего, то вернете". Лететь до Энтебе надо было 6 часов. То есть, если бы по истечению 3 часов не поступило "добро" от кабинета министров, то пришлось бы возвращаться, так как в ином случае при получении сигнала "отбой" не смгли бы вернуться по ограничению запаса горючего. То есть получили "добро" едва ли и не в последнюю минуту перед точкой разворота в полете.

На случай, если не смогут заправиться в Энтебе, подготовили "тихую договоренность" с Кенией о возможности приземления там на обратном пути. Когда уже самолет со спасенными заложниками был на подлете к Израилю, решили посадить его для начала на военный аэродром, чтобы пообщаться с потерпевшими до того, как они окажутся перед микрофонами мировых СМИ. Руководитель операции, кроме прочего, сказал им, что к сожалению трудно исключить повторения таких событий в будущем. Успех же операции по спасению заложников зависить во многом от фактора внезапности. Если будущие похитители будут знать в подробностях, как действует команда спасения заложников, то шансы на спасение окажутся заметно ниже (если и вообще).

Им предложено было рассказывать все, что они пожелают про обстоятельства захвата, полте в Уганду, визита к ним диктатора Иди Амина и пр. подробности всего, что было, до момента атаки спецназа. Об этой части событий они должны были все говорит одно и тоже: "было темно, кто-то спал, кто дремал, вдруг выстрелы мы не могли ничего понять, что происходит, так как ничего не видели, до момента, коггда услышали голос: вы свобдны, всем бегом на выход, ..." Прошло много лет и никто - а это были несколько десятков человек, включая французов-членов экипажа - ни разу не говорил ничего, кроме того что им рекомендовали на израильской авиабазе. Разумеется, информация, о реальных событиях освобожднеия, все равно просочилась в СМИ, но, как уверял лектор, утечку допустили "политики".

Еще вспомнил интересную подробность он упомянул, и которая видимо в какой-то степени иллюстрирует характер обсуждения таких событий в Израиле. Где-то в конце первого часа дискуссий один из министров послал записку ему с вопросом, какое именно подразделение летит. Получив ответ, прислал второй вопрос - "мой сын вошел в команду?". Получив положительный ответ, спокойно продолжал дискуссию. В конце состоялось голосование - за проведение операции проголосовали все присутствовавшие на совещании министры. Никто не голосовал против и не воздержался.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments