Григорий Громов (abcdefgh) wrote,
Григорий Громов
abcdefgh

Л. Саммерс, в прошлом клинтоновский Министр финансов, будет руководить Советом по экономике США

Lawrence Summers to Head National Economic Council, WSJ. NOVEMBER 23, 200

obama summers

В этой связи возможно имело бы смысл несколько слов тут помянуть про некоторые личностные да и политическеи наверное тоже особенности будущего руководителя экономической политики в Америке.

Начнем с того что вокруг имени Лоуренса Саммерса в левой блогосфере последние месяцы не утихали страсти по масштабам и градусу их изъявления даже наверное и поболе, чем ранее в этом дневнике уже обсуждавшиеся вокруг Джо Либермана. Поводом к тому были предположения, что Обама назначит Саммерса Министром финансов (Secretary of Treasure).

На самом то деле конечно не его одного лишь, а обоих кандидатов на этот пост, обсуждавшихся в "штабе переходного периода" Обамы - Lawrence Summers и Timothy Geithner - крайне негативно воспринимали в левых кругах демпартии. См. об этом к примеру Barack Obama's Treasury Secretary candidates slammed by liberals.

Однако градус атак на Саммерса был заметно выше уже и хотя бы по той простой причине, что именно этот их двух "кандидатов-евреев" - в отличии от Timothy Geithner, который за несколько дней до своего назначения Обамой в Министры Финансов даже и упоминание про свое еврейское происхождение удалил из биографии в википедии - никогда не стеснялся касаться связанных с его происхождением тем в том числе и в политическом их контексте.

Разумеется не только по причинам связанным с нежеланием Саммерса соблюдать "правила поведения для еврея в демпартии" крайне не любят Саммерса левые либералы. Он и вообще вел себя многие годы крайне независимо от левого кодекса политкорректности, обязательного вообще то говоря для всех по стране и в целом. Особенно ярко это все проявилось в период его недолгой - ровно по этой причине недолгой - карьеры Президента Гарвардского Университета.

Чего он себе там позволял - пока его оттудова взбунтовавшиеся либералы с треском не выгнали - такого наверное и в страшном сне не один из левых прохвесоров вообразить до того не смог бы. Даже самый краткий перечь своершенных им там прегрешений достаточен был бы для акта его публичного линчевания левой шпаной в любом университете нонешней Америки.

Меж тем Саммерс продержался на посту Президента Гарварда целых 5 лет ... Это конечно куда меньше чем до него пребывал на той же должности любой из его предщественников за последние лет 100, но ведь никто из них и не пытался разворощить устои своего времени довлеющей в университете "академической атмосферы", как на то посягнул этот "еврей".

К примеру Саммерс высказался как то в том смысле что женщина все таки не только физически но и умственно тоже отличается от человека мужчины. Ну может не дословно так - и уж тем более не в тех терминах, как по данной теме можно было прочитать в этом скажем дневнике - но ровно таким образом отвечал случалось на вопросы феминисток, почему женщины меньше, чем им хотелось б, представлены в некоторых науках.

Однако главное чем он восстановил против себя левую профессуру это его попытка озвучить что именно стоит за леволиберальными тенденциями навязывания студентам анти-израильских настроений в политике. В наибольшей степени эта танденция проявляется естественно на разного рода факультетах "Женских Наук", "African American Studies" и пр. бастионах "левогу мЫшления" в университетах Америки.

Один из черных профессоров Гарварда назвал в этой связи Саммерса "the Ariel Sharon of higher education" - "Ариел Шарон высшего образования"

Разумеется не все профессора даже и от гуманитарных наук атаковали Саммерса в то время. Высказывались и иные мнения, в том смысле что может быть еще и не поздно начать левым преподавателям задумываться о том в чемс именно состоит разница меж светским по его задумке американским университетом и мусульманским "мадрасе": ...the difference between a university and a madrassa.

При том, что Саммерс неизменно пользовался поддержкой подавляюшего числа студентов в его усилиях попытаться хоть чуть освежить затхлую атмосферу ультра-левого "madrassa", в который превращают в том числе и Гарвард все более безраздельно довлеющая там либеральная профессура:

    Summers had stronger support among Harvard College students than among the college faculty. One poll by the Harvard Crimson indicated that students opposed his resignation by a three-to-one margin, with 57% of responding students opposing his resignation and 19% supporting it

    Студенты возражали против отставки Саммерса большиством в 57%, тогда как поддерживали требования его отставки - выдвигавшиеся большиством левого эстеблищмента университета - 19% студентов.

    http://en.wikipedia.org/wiki/Lawrence_Summers


Anti-Semitism and the Academy так называлась статья Lawrence H. Summers, где он описывал свои впечатления по итогам первого года руководства им Harvard University. Под катом полный текст этой статьи по-английски.


    Anti-Semitism and the Academy. By Lawrence H. Summers
    Harvard University | Monday, September 23, 2002

    I speak with you today not as President of the University but as a concerned member of our community about something that I never thought I would become seriously worried about -- the issue of anti-Semitism.

    I am Jewish, identified but hardly devout. In my lifetime, anti-Semitism has been remote from my experience. My family all left Europe at the beginning of the 20th century. The Holocaust is for me a matter of history, not personal memory. To be sure, there were country clubs where I grew up that had few if any Jewish members, but not ones that included people I knew. My experience in college and graduate school, as a faculty member, as a government official -- all involved little notice of my religion.

    Indeed, I was struck during my years in the Clinton administration that the existence of an economic leadership team with people like Robert Rubin, Alan Greenspan, Charlene Barshefsky and many others that was very heavily Jewish passed without comment or notice -- it was something that would have been inconceivable a generation or two ago, as indeed it would have been inconceivable a generation or two ago that Harvard could have a Jewish President.

    Without thinking about it much, I attributed all of this to progress -- to an ascendancy of enlightenment and tolerance. A view that prejudice is increasingly put aside. A view that while the politics of the Middle East was enormously complex, and contentious, the question of the right of a Jewish state to exist had been settled in the affirmative by the world community.

    But today, I am less complacent. Less complacent and comfortable because there is disturbing evidence of an upturn in anti-Semitism globally, and also because of some developments closer to home.

    Consider some of the global events of the last year:

    * There have been synagogue burnings, physical assaults on Jews, or the painting of swastikas on Jewish memorials in every country in Europe. Observers in many countries have pointed to the worst outbreak of attacks against the Jews since the Second World War.
    * Candidates who denied the significance of the Holocaust reached the runoff stage of elections for the nation’s highest office in France and Denmark. State-sponsored television stations in many nations of the world spew anti-Zionist propaganda.
    * The United Nations-sponsored World Conference on Racism -- while failing to mention human rights abuses in China, Rwanda, or anyplace in the Arab world -- spoke of Israel’s policies prior to recent struggles under the Barak government as constituting ethnic cleansing and crimes against humanity. The NGO declaration at the same conference was even more virulent.

    I could go on. But I want to bring this closer to home. Of course academic communities should be and always will be places that allow any viewpoint to be expressed. And certainly there is much to be debated about the Middle East and much in Israel’s foreign and defense policy that can be and should be vigorously challenged.

    But where anti-Semitism and views that are profoundly anti-Israeli have traditionally been the primary preserve of poorly educated right-wing populists, profoundly anti-Israel views are increasingly finding support in progressive intellectual communities. Serious and thoughtful people are advocating and taking actions that are anti-Semitic in their effect if not their intent.

    For example:

    * Hundreds of European academics have called for an end to support for Israeli researchers, though not for an end to support for researchers from any other nation.
    * Israeli scholars this past spring were forced off the board of an international literature journal.
    * At the same rallies where protesters, many of them university students, condemn the IMF and global capitalism and raise questions about globalization, it is becoming increasingly common to also lash out at Israel. Indeed, at the anti-IMF rallies last spring, chants were heard equating Hitler and Sharon.
    * Events to raise funds for organizations of questionable political provenance that in some cases were later found to support terrorism have been held by student organizations on this and other campuses with at least modest success and very little criticism.
    * And some here at Harvard and some at universities across the country have called for the University to single out Israel among all nations as the lone country where it is inappropriate for any part of the university’s endowment to be invested. I hasten to say the University has categorically rejected this suggestion.

    We should always respect the academic freedom of everyone to take any position. We should also recall that academic freedom does not include freedom from criticism. The only antidote to dangerous ideas is strong alternatives vigorously advocated.

    I have always throughout my life been put off by those who heard the sound of breaking glass, in every insult or slight, and conjured up images of Hitler’s Kristallnacht at any disagreement with Israel. Such views have always seemed to me alarmist if not slightly hysterical. But I have to say that while they still seem to me unwarranted, they seem rather less alarmist in the world of today than they did a year ago.

    I would like nothing more than to be wrong. It is my greatest hope and prayer that the idea of a rise of anti-Semitism proves to be a self-denying prophecy -- a prediction that carries the seeds of its own falsification. But this depends on all of us.


Теперь собственно про лично Саммерс, как экономиста. Он таковым собственно родился. Лоуренс сын двух профессоров экономики Пенсильванского университета и, кроме того - кому если вышепомянутого факта показалось не достаточно, чтобы обосновать выбор Обамы - также и племянник Нобелевского лауреат по экономике 1975 года.

В возрасте 16 лет правда он попытался уклониться от исполнения своего сыновнего долга в науке экономика и поступил в MIT изучать там ... физику.

Однако вскоре понял что против генов если собственных еум продолжать бороться, то далеко в науке не уедешь. Сдался - вернулся в колею ему по рождению предначертанную. И далее уже из экономики ни ногой. Только в ей родимой по сю пору - с тех пор - обретает, обрастая с возрастом академическими званиями и протчими от госслужбы, кроме того, регалиями тоже.

В том Совете по экономике США, куда его вернул теперь уже Обама, Саммерс начинал работать еще в эпоху республиканской администрации Рейгана. Позднее занимал разного уровня иные посты на госслужбе у обоих партий администраций. К примеру в том же качестве как в период избирательной кампании Обамы он был советником по экономике у мене удачливого кандидата той же партии в Президента - he served as an economic adviser to the Dukakis Presidential campaign in 1988.

В администрации Клинтона вырос до Министра финансов, с коего поста и ушел реформировать Гарвард. занимался этим с переменным успехом с 2001 по 2006 год. В итонге видимо понял, что это безнадежное - по определнию - мероприятие у него не сложилось и вернулся потому к более у него успешно до развивавшимся направлениям деятельности в рамках госслужбы от демпартии в основном администраций. Стал Главным советником по экономике избирательной кампании Обамы ...

Если верить тому в чем Саммерса - кроме того что он еврей, и уж эта его вина бесспорна - обвиняют в левой блогосфере, то Саммерсу принадлежит также и заметная роль в пробивании через Конгресс идеи Клинтона про необходимость законодательно отменить наконец-то "систему антикризисной блокировки" кредитного механизма страны, введенную в 1933 году Рузвельтом.

Закон о блокировке риска бесконтрольного раскручивания маховика "кредитный плечей" (законодательный запрет на секьюризацию кредитов) ввел Рузвельт по итогам анализа тяжкого опыта сваливания экономики США в штопор Великой депрессии.

Закон этот получил тогда название Glass-Steagall Act, известный также как Banking Act of 1933.

Главное в содержании Banking Act of 1933 - банки, предоставляющие кредиты, не имеют права заниматься инвестиционным бизнесом.

Другими словами, с 1933 до 1999 года банки не имеюли права выполнять операции по "секьюризации" выдаваемых ими кредитов. Им не позволялось перекладывать на кого-то еще основной риск выполняемого ими кредитования.

В 1999 году эта антикризисная блокировка была снята принятием Gramm-Leach-Bliley Financial Services Modernization Act.

Это мягко говоря недальновидное решение Конгресса - вскоре оказавшееся фатальным для банковской системы страны и мира - было инициировано в значительной степени энергией активно лоббировавшей его тогда City Group, но ... это уже другая сторона той же истории, с нынешними событиями впрочем увы опять же тесно связанная.

Двупартийная "вина" в демонтаже рузветльтовской системы защиты от банковского кризиса видна хотя бы уж из названия этой законодательной инициативы, которая (вместе с Законом ACR от Картера-77 и Клинтона-95) по сути замыкала контур потенциально тогда уже неизбежной со временем разбаллансировки финансовой системы страны...

Как может быть и не всегда серьезно, но регулярно напоминали о том - по иным хоть и поводам - физики, если что то может случиться то оно обязательно случится (закон Мэрфи) и при том в самый непоходящий момент.

Это кстати видимо и ответ на вопрос почему давно набухавший subprime crisis обнажил свои волчьи зубы ни в какой иной период времени а именно что за несколько недель до выборов - в самый непоходящий момент.

Иными словами, сама по себе неприподъемная тяжесть финансового кризиса (ожидаемых его масштабов) должна бьыла тогда уже - по закону Мэрфи все тому же - быть дополнительно отягчена, от того что вызванная им в последние дни перев выборами паника среди избирателей по сути уже тем самым и гарантировала приход к власти администрации демпартии.

То что называется "пожар в бардаке" ...

Олднако вернемся к физике процесса. Введением секьюризациии система кредитования становилась много более финансово эффективной (почему собственно финансово "шибко грамотные" законодатели и клюнули на блесну лоббистов City Group и пр.), так как банк получал возможность выдавать кредитов на общую сумму куда как большую, чем до того имел к тому ресурсов.

Однако и ровно по той же самой причине финансовая система страны в целом получала возможность - при определенных обстоятельствах - уходить в разнос ...

Вышеотмеченное обстоятельство кстати далеко не единственное что роднит политические решения 1999 года, сделавшие возможной раскрутку нынешнего фмнансового кризиса с аналогичными им процессами, приведшими к чернобыльской аварии, которая случилась опять же после санкциоированного обкомом разрешение "гастролеру-изобретателю" на эксперимент со снятием контуров защиты реактора от ухода его в разнос ...

Обе партии (и демократы, и республиканцы) - хоть и в разной степени - приложили к тому соблазнительно легкому решению повышения эффективности кредитной системы страны свои "ручки шаловливые".

Со стороны республиканцев в том расписался для истории Sen. Phil Gramm, того времени chairman of the Senate Committee on Banking, Housing and Urban Affair, а в минувшую избирательную кампанию Главный советник МакКейна по экономике.

Подробнее см. об этом CHAIRMAN GRAMM'S OPENING STATEMENT AT CONFERENCE MARK-UP OF FINANCIAL SERVICES MODERNIZATION

Так вот левая блогосфера поминает нынче именно то - от 1999 года - событие следующим иллюстративно полагал бы что убедительным образом:
Why do we oppose
Larry Summers for Secretary of the Treasury?

LARRY SUMMERS WAS A KEY ARCHITECT OF THE POLICIES THAT LED TO THE
FINANCIAL MELTDOWN.

In 1999, Larry Summers was a member of the Clinton cabinet and a key
supporter of Republican Sen. Phil Gramm's bill to deregulate the banking
industry.
 

Summers, along with fellow Secretary Robert Rubin, supported
this legislation repealing safeguards put in place during the Great
Depression. 


   


В том была причина или какая иная, но от мысли назначить Саммерса на должность Министра финансов в итоге Обама видимо отказался и Министром в его кабинете стал Timothy Geithner. Он был многие годы исправным сотрудником в аппарате Саммерса - говорят что многому у него старательно учился - и по ныне впрочем остается его партнером по теннису.

Кто из них в итоге будет оказывать бОльшее влияние на экономическую политику кабинета Обамы - "Министр финансов" или "Руководитель Совета по экономике" - вопрос, который вряд ли так уж быстро прояснится даже и с началом работы новой администрации, ну а уж нынче то гадать об том и вовсе было б беспредметно наверное ...
___

Ссылка по теме: Obama taps Geithner, Summers for top economic jobs
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments